Эбермин мазь View larger

Эбермин мазь

Эбермин® (англ. Hebermin) — комбинированный дерматотропный препарат, содержащий в качестве активных веществ эпидермальный фактор роста человека (рчЭФР) и сульфадиазин серебра. Оказывает комплексное ранозаживляющее и бактерицидное действие.

рчЭФР стимулирует миграцию и пролиферацию фибробластов, кератиноцитов, эндотелиальных и других клеток, активно участвующих в ранозаживлении, способствуя эпителизации, рубцеванию и восстановлению эластичности тканей.
Сульфадиазин серебра обладает широким спектром противомикробного действия; активен в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий, грибов рода Candida и дерматофитов.

Обладает косметическим эффектом. Применяется для заживления и регенерации кожи при ожогах, трофических язвах, пролежнях, ранах, отморожениях, лучевом дерматите.







Инструкция по применению

Эбермин®

ИНСТРУКЦИЯ

по медицинскому применению препарата


Регистрационный номер: П N012569/01 от 01.10.2007г.

Торговое название: Эбермин®.

Лекарственная форма: Мазь для наружного применения.

Рецептурный препарат.


СОСТАВ

100 г мази содержат:

Активные вещества:

Эпидермальный фактор роста человеческий рекомбинантный (рчЭФР) 0,001 г и Сульфадиазин серебра 1,0 г

Вспомогательные вещества (гидрофильный наполнитель):

Кислота стеариновая 18,00 г, калия карбонат 0,50 г, метилпарагидроксибензоат 0,18 г, пропилпарагидроксибензоат 0,02 г, глицерол 5,00 г и вода очищенная ск. треб.

ОПИСАНИЕ

Белая однородная масса с мягкой консистенцией крема и слабым характерным запахом.

КОД АТХ

D03AX: Прочие средства способствующие рубцеванию.

ФАРМАКОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУППА

Средства, улучшающие регенерацию тканей, для местного применения.

ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИЕ (ИММУНОБИОЛОГИЧЕСКИЕ) ДЕЙСТВИЯ

Эпидермальный фактор роста человеческий рекомбинантный (рчЭФР) представляет собой высокоочищенный пептид. Он продуцируется штаммом дрожжей Saccharomyces Cerevisiae, в геном которого методами генной инженерии введен ген Эпидермального фактора роста человека. рчЭФР, полученный на основе технологии рекомбинантной ДНК, по механизму действия идентичен эндогенному эпидермальному фактору роста, вырабатываемому в организме.

Эбермин, содержащий в качестве активных веществ рчЭФР и Сульфадиазин серебра, оказывает комплексное ранозаживляющее и бактерицидное действие.

рчЭФР стимулирует миграцию и пролиферацию фибробластов, кератиноцитов, эндотелиальных и других клеток, активно участвующих в ранозаживлении, способствуя эпителизации, рубцеванию и восстановлению эластичности тканей.

Сульфадиазин серебра обладает широким спектром противомикробного действия; активен в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий, грибов рода Candida и дерматофитов.

Гидрофильная основа мази обеспечивает умеренный дегидратирующий эффект, уменьшает болевые ощущения, создает и поддерживает необходимые терапевтические концентрации действующих веществ в очаге поражения. Эбермин обладает косметическим эффектом, обеспечивает эстетику рубца за счет нормализации ориентации и вызревания коллагеновых волокон, предупреждая патологическое рубцевание.

ФАРМАКОКИНЕТИКА

При нанесении препарата на неповрежденную кожу и ожоговую раневую поверхность реабсорбции рчЭФР с места нанесения в системный кровоток не наблюдается.

ПОКАЗАНИЯ К ПРИМЕНЕНИЮ

Препарат применяется у взрослых и детей старше 1 года для лечения:

- поверхностных и глубоких ожогов кожи различной степени;

- трофических язв (в т.ч. при хронической венозной недостаточности, облитерирующем эндартериите, сахарном диабете, рожистом воспалении);

- пролежней;

- длительно незаживающих ран (включая раны культи, раны при проведении аутодермопластики на участках лизиса и между прижившими аутолоскутами кожи, а также остаточные раны на донорских участках);

- нарушений целостности кожи при травмах, хирургических и косметологических вмешательствах;

- обморожений;

- язв, развивающихся при введении цитостатиков;

- лечения и профилактики лучевого (радиационного) дерматита (в т.ч. при проведении поверхностной радиотерапии).

СПОСОБ ПРИМЕНЕНИЯ И ДОЗЫ

Эбермин может применяться на всех стадиях раневого процесса.

Предварительно проводится стандартная хирургическая обработка раны с использованием в случае её инфицирования растворов антисептиков. После высушивания на раневую поверхность наносится слой мази около 1-2 мм. При закрытом методе лечения сверху помещают стерильные марлевые салфетки или окклюзирующие пленочные покрытия (заживление во влажной среде). В ряде случаев, например, при поверхностных неглубоких (I-II степень) и частично глубоких (III степень) ожогах, возможно применение мази с атравматичными сетчатыми раневыми покрытиями.

При влажном способе заживления, а также выраженной экссудации рекомендуется проводить нанесение мази 1 раз в день. При умеренной или скудной экссудации нанесение мази можно выполнять 1 раз в 2 дня. В случае прилипания повязки к ране и для предупреждения нежелательного подсушивания раневой поверхности рекомендуется увлажнение салфетки, наложенной поверх мази, стерильным 0,9 % раствором натрия хлорида или растворами антисептиков. При открытом (бесповязочном) методе лечения мазь наносят 1-3 раза в сутки.

Туалет раны перед повторными аппликациями мази проводят с использованием стерильного 0,9 % раствора натрия хлорида или растворов антисептиков. Процедуру выполняют аккуратно, избегая травмирования образующейся грануляционной ткани и растущего эпителия при удалении остатков мази.

Лечение продолжают до эпителизации раны или ее готовности к пластическому закрытию кожным лоскутом.

Для профилактики радиационного дерматита мазь слоем 1 мм наносят на облученный участок кожи, не удаляя с места аппликации в течение 6-8 часов после облучения. Применение мази продолжают ежедневно в течение всего курса радиотерапии и не прерывают в случае вынужденного пропуска какой-либо из процедур облучения.

ПОБОЧНОЕ ДЕЙСТВИЕ

Препарат хорошо переносится. В редких случаях возможно развитие:

- аллергических реакций, характерных для сульфаниламидных препаратов и препаратов, содержащих серебро;

- появления чувства жжения, боли, стягивания и дискомфорта в области нанесения мази (обычно проходят самостоятельно через 5-10 мин после наложения повязки).

ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ

- Гиперчувствительность к сульфаниламидам, серебру и другим компонентам препарата.

- Детский возраст до 1 года.

Препарат не должен применяться на областях с активными опухолевыми поражениями и для стимуляции рубцевания в зонах хирургических иссечений опухолей.

ПРИМЕНЕНИЕ ВО ВРЕМЯ БЕРЕМЕННОСТИ И КОРМЛЕНИЯ ГРУДЬЮ

Эбермин не был достаточно изучен в отношении воздействия на плод или грудных детей, поэтому его применение не рекомендовано при беременности и во время лактации. В том случае, если беременная или кормящая грудью женщина имеет поражение, поддающееся лечению препаратом «Эбермин», врач должен определить соотношение риск - польза и принять решение о его применении.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ДРУГИМИ ЛЕКАРСТВЕННЫМИ ПРЕПАРАТАМИ

Несовместимости или взаимодействия с другими медикаментами не отмечено.

ПЕРЕДОЗИРОВКА

Случаев передозировки не отмечено.

ОСОБЫЕ УКАЗАНИЯ

Применять с осторожностью при врожденном дефиците глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы, недостаточности функции печени и почек.

При открытом (бесповязочном) методе лечения следует избегать прямого воздействия солнечных лучей на область нанесения мази.

ФОРМА ВЫПУСКА

По 30 г в стерильных белого матового цвета флаконах из полиэтилена высокой плотности, со стерильной нажимной пробкой, с предохранительной пломбой.

По 200 г в стерильные белого матового цвета флаконы из полиэтилена высокой плотности с завинчивающейся пробкой из белого полипропилена и с уплотнительной прокладкой (linner) из полиэтилена низкой плотности.

По 1 флакону в картонной коробке с инструкцией по применению.

УСЛОВИЯ ХРАНЕНИЯ

При температуре от 15 до 25 °С в защищенном от света и в недоступном для детей месте.

СРОК ГОДНОСТИ

2 года. Не использовать по истечении срока годности, указанного на упаковке.

УСЛОВИЯ ОТПУСКА ИЗ АПТЕК

По рецепту врача.

ЗАЯВИТЕЛЬ

АО «Эбер Биотек»: Республика Куба, Гавана, Плая, Кубанакан, пересечение 186 улицы и 31-го проспекта.

ПРОИЗВОДИТЕЛЬ

Центр Генной Инженерии и Биотехнологии: Республика Куба, Гавана, Плая, Кубанакан, 31 проспект, между улицами 158 и 190.

РЕКЛАМАЦИИ НА ПРЕПАРАТ НАПРАВЛЯТЬ в адрес Национального органа контроля МИБП – ФГУН Государственный НИИ стандартизации и контроля медицинских биологоческих препаратов им. Л.А.Тарасевича Роспотребнадзора Российской Федерации. 119002, Москва, пер. Сивцев-Вражек, д.41, тел. (495) 241-39-22, факс (495) 241-92-38 и в адрес фирмы АО «Эбер Биотек» (Республика Куба, Гавана, Плая, Кубанакан, пересечение 186 улицы и 31-го проспекта, п/я 6162, тел. (537) 271-80-39, факс (537) 271-80-70, 336-008).

О заболевании


Язвы, ожоги, пролежни, дерматит

Основные симптомы, разновидности и последствия заболеваний


Кожа - самый большой орган человеческого тела. Она имеет свое строение и физиологию, ее масса втрое       больше массы печени, которая является самым крупным органом.
Кожа состоит из эпидермиса, дермы и подкожных тканей и выполняет несколько важных функций, таких как регулирование температуры тела, защита тканей от ушибов, давления, растяжения, помощь в передаче сенсорной информации об окружающей среде. С потом через кожу выходят излишки солей, некоторые токсины и лекарственные вещества.
Как и любой другой орган нашего тела, кожа уязвима. Существуют множество типов кожных заболеваний и повреждений, которые могут быть вызваны различными причинами. Остановимся на самых, пожалуй, опасных и распространенных из них.

Рана (лат. vulnus, eris n.) — нарушение анатомической целостности покровных или внутренних тканей на всю их толщину, а иногда и внутренних органов, вызванное механическим воздействием. Отличительные признаки: боль, кровотечение, зияние.
По характеру повреждений тканей принято разделять раны на колотые, резаные, рваные, рубленые, ушибленные. Некоторые раны имеют сразу несколько видов травм: рвано-ушибленные, колото-резанные и т.д.
Основные признаки резаной раны - параллельные ровные края, ее длина как правило преобладает над глубиной. Величина объема травмированных нежизнеспособных тканей чаще всего ограничена только лишь раневой областью. В процессе лечения важно достичь плотного соприкосновения краев раны на всю ее глубину и предотвратить инфекционные осложнения.
Колотые раны в отличие от резаных имеют глубокий и узкий раневой канал при незначительном дефекте кожного покрова.
Особенностью рубленых ран является значительно большие объем окружающих рану травмированных некротических тканей и ее глубина. После заживления таких ран часто остаются рубцы.
Рваные раны характерны обширными разрушениями тканей с возникновением лоскутных, неровных краев, гематомами и кровоизлияниями. Разновидности рваных ран - размозженные, скальпированные и ушибленные раны.
Скальпированные раны отличает отрыв кожного покрова от подлежайших тканей без значительного его травмирования, размозженные и ушибленные раны - значительные повреждения и некроз тканей. Часто возникает обильное микробное загрязнение раневой области.

Язва (лат. ulcus, -eris, n.) — глубокий воспалённый дефект эпителия кожи или слизистой оболочки и (в отличие от эрозии) базальной мембраны, как правило, возникающий вследствие инфекции, механического, химического или лучевого повреждения, а также в результате нарушения кровоснабжения и/или иннервации. Для язвы, в отличие от раны, характерна потеря ткани («минус-ткань»). Язва заживает с образованием рубца.

Трофическая язва – это открытая рана на коже или слизистой, возникшая после отторжения омертвевших тканей и не заживающая в течение 6 и более недель. Причина развития трофической язвы – местное нарушение кровообращения или иннервации тканей.
Трофические язвы могут появляться на разных частях тела, но чаще всего – в области нижних конечностей. При сахарном диабете трофические язвы в большинстве случаев располагаются на стопах ног, при тромбофлебите – на голенях. Язвенные дефекты заживают очень длительно.
Причиной их возникновения является нарушение трофики – то есть питания тканей из-за нарушения кровообращения и микроциркуляции крови в пораженной области. При сахарном диабете сосуды становятся ломкими, повышается риск возникновения тромбов, что также ухудшает кровообращение в стопах. В результате к коже и другим тканям нижних конечностей хуже поступают кислород и питательные вещества. Это приводит к атрофии кожных покровов. Из-за ухудшения кровотока снижается и местный иммунитет. В результате даже небольшая ранка на стопе или трещинка в коже на голени ноги может вырасти в язву.
Важно ускорить процесс заживления язвы и предотвратить возникновение инфекции. Длительное течение этого дефекта способно привести к потере конечности из-за гангрены. В воспалительный процесс нередко вовлекаются и глубоко пролегающие ткани – мышцы и даже кости. Кроме того, трофические язвы в 3 % случаев могут перерождаться в злокачественные новообразования.
Хроническими заболеваниями артерий нижних конечностей страдает около 5% населения мира. Основными причинами возникновения болезни являются атеросклероз и сахарный диабет. Начальные стадии заболевания зачастую носят бессимптомный характер. Клинические проявления поздних стадий заболевания, такие как боли в нижних конечностях при ходьбе, появление трофических язв и гангрены, синдром диабетической стопы развиваются при резком нарушении кровоснабжения нижних конечностей и могут приводить к необратимым последствиям, вплоть до ампутации.
Уровень смертности составляет 50-60% в течение пяти лет после ампутации нижней конечности. 

Независимо от степени повреждения, терапевтическое лечение диабетиков с язвой диабетической стопы (ЯДС) обычно может основываться на метаболическом контроле, хирургической обработке раны, влажной обработке, наложении раневой повязки, снижении локального давления, антибиотикотерапии инфекций, факторах роста и процедурах реваскуляризации по показаниям.
После строгого метаболического контроля хирургическая обработка раны является наиболее релевантным шагом в лечении диабетических язв и должна быть проведена до начала любого местного лечения. Она включает удаление нежизнеспособных и инфицированных тканей (включая кость) в области повреждения, а также окружающей индуративной ткани.

С точки зрения возможности лечения ЯДС изучалось несколько факторов роста: тромбоцитарный фактор роста (ТФР), ЭФР, гранулоцитарный колониестимулирующий фактор (Г-КСФ) и трансформирующий фактор роста бета (ТФР-β).
Предложен новый подход к лечению длительно незаживающих язв, характеризующихся глубоким поражением тканей (3–4-я степень по Вагнеру), у больных с синдромом диабетической стопы (СДС), основывающийся на использовании эпидермального фактора роста в дополнение к стандартным методам лечения.


Профилактика трофических язв:
- выявление на ранней стадии заболевания варикоза вен, сахарного диабета, облитерирующего атеросклероза сосудов нижних конечностей;
- проведение курсов метаболической и сосудистой терапии не менее двух раз в год;
- активный образ жизни, лечебная гимнастика;
- контроль массы тела;
- использование компрессионного трикотажа при хронической варикозной недостаточности;
- использование специальных стелек при синдроме диабетической стопы;
- при появлении отеков или венозных звездочек применять специальные мази и гели;
- при появлении видимых симптомов (отеков или венозных звездочек) начинать пользоваться мазями или гелями.

Пролежень (лат. decubitus) — омертвение (некроз) мягких тканей в результате постоянного давления, сопровождающегося местными нарушениями кровообращения и нервной трофики.
Пролежни образуются в большей степени в области крестца, лопаток, пяток, коленей, ребер, пальцев ног, больших вертелов бедренной кости, стоп, седалищной кости, гребней подвздошной кости и локтевых суставов. В мировой практике известны также случаи локализации пролежней на пальцах рук, а также на голове и ушах; поражаются кожа (поверхностный пролежень) и подкожная клетчатка с мышцами (глубокий пролежень, который опасен образованием инфицированной раны). Пролежень на коже может возникнуть и от давления гипсовой повязки при переломах или на слизистой оболочке рта — от давления зубного протеза и т. д. Основные причины локализации пролежней - это давление и время. Если наружное давление на протяжении длительного времени (более двух часов) будет выше, чем давление внутри капилляров, то образование пролежня практически неизбежно.

Пролежни часто осложняют процесс лечения пациентов после таких заболеваний как инсульты, инфаркты, параличи, ожоги, при сложных переломах конечностей, травмах позвоночника, коматозных состояниях, при которых человек вынужден находится в однообразном положении продолжительное время.

Профилактика пролежней состоит из:
- тщательного ухода за кожей;
- постоянной смены белья;
- одежда больного должна быть сухой, чистой, не иметь складок);
- больной должен менять положение в течение дня;
- массаж;
- питание должно включать большой объем белковой пищи.

При лечении пролежней используют ультрафиолетовое облучение, электростатический душ, специальные мази.

Лучевой дерматит (радиационный или рентгеновский дерматит) — воспалительные изменения, которые происходят в коже в результате воздействия ионизирующего излучения. Клинические проявления лучевого дерматита зависят от дозы облучения. В остром периоде возможно покраснение, возникновение пузырей и образование плохо заживающих язв. В более позднем периоде возникает сухость и атрофические изменения, может развиться рак кожи.
Главной причиной развития лучевого дерматита может стать облучение как во время неконтролируемого выброса радиации, так и с целью лечения. Первоочередная, нестойкая реакция организма проявляется в течение нескольких часов в первые сутки после облучения в дозе от трех Гр. После такого раннего острого лучевого дерматита развивается эритема.
В результате у облученного человека наблюдается стойкое покраснение и напряженность кожи, сопровождающиеся легким зудом и болью. При облучении в больших дозах (от 12-ти до 20-ти Гр.) заболевание переходит в буллёзную форму дерматита. Она возникает в виде мелких волдырей, вызывающих жжение и невыносимую боль. Кожный покров синеет, а когда пузырьки лопаются, то на их месте образуются язвы, покрывающиеся серыми корками.
Если же доза ионизирующего излучения превышает 25 Гр., то в данном случае развивается острый некротический лучевой дерматит. Эпидермис покрывается пузырями, которые затем лопаются, оставляя после себя глубокие эрозии на участках кожи. Эти болезнетворные образования имеют горчичный оттенок и не заживают длительное время, что приводит к ухудшению общего состояния больного, высокой температуре и регионарному адениту. Данная форма лучевого дерматита относится к позднему лучевому поражению кожи, которое развивается очень медленно и перетекает в хроническую форму.
Хронический лучевой дерматит развивается постепенно. Сначала человек жалуется на сухость и шелушение кожи. Затем на участках кожного покрова появляются трещины, атрофические лучевые эрозии, которые медленно переходят в злокачественную форму лучевого рака. Его быстрому развитию способствуют повышенная инсоляция, сахарный диабет и гнойная инфекция. В результате многократного облучения на фоне трофических расстройств в коже нарушается отток лимфы, и проявляются лучевые язвы, разрастающиеся и вызывающие болезненные ощущения. Процесс заживления этих злокачественных новообразований проходит очень медленно, вызывая при этом необратимые изменения в клетках эпидермиса.
Диагностировать лучевой дерматит довольно просто, а методы лечения применяются на основании изучения клинической картины той или иной формы этого недуга.




Регистрационное удостоверение

Поиск лекарств

Москва и МО

Поиск лекарств 003ms.ru

Справочная "Медицина для вас"


Санкт-Петербург


Поиск лекарств Фарминдекс.рф

Поиск лекарств petersburg.003ms.ru

Справочная служба "Экми"


Екатеринбург


Поиск лекарств www.2048080.ru


Сеть аптек "Живая капля"

Новосибирск


Представленная информация о ценах на препараты не является предложением о продаже или покупке товара.
Информация предназначена исключительно для сравнения цен в стационарных аптеках, осуществляющих деятельность в соответствие со статьей 55 Федерального закона «Об обращении лекарственных средств» от 12.04.2010 N 61-ФЗ.









Обзор публикаций







Лечение трофических язв

Эффективность препарата эбермин в лечении трофических язв венозной этиологии

К.м.н., асс. Л.И. БОГДАНЕЦ, врач В.Н. ЛОБАНОВ, член-корр. РАМН, д.м.н., проф. А.И. КИРИЕНКО

Effectiveness of Hebermin in the treatment of venous ulcers

L.I. BOGDANETS, V.N. LOBANOV, A.I. KIRIENKO


Кафедра факультетской хирургии им. С.И. Спасокукоцкого (зав. каф. — акад. РАН и РАМН, проф. В.С. Савельев) Российского
государственного медицинского университета; городская клиническая больница №1 им. Н.И. Пирогова
(гл. врач — проф. А.П. Николаев), Москва


В основу работы положен анализ результатов клинического открытого сравнительного рандомизированного исследова-
ния по изучению эффективности и безопасности нового топического лекарственного средства для лечения трофических
язв венозного генеза (25 человек) во II—III стадии раневого процесса. Препарат представляет собой мазь на гидро-
фильной основе, в 100 г которой содержится 1 мг эпидермального фактора роста рекомбинантного человеческого и 1 г
сульфадиазина серебра. По механизму действия он идентичен эндогенному эпидермальному фактору роста, вырабаты-
ваемому в организме. У больных контрольной группы (20 человек) использовали крем, содержащий лишь сульфадиазин
серебра в концентрации 1%. Лечение проводили в течение 2 мес с контрольными визитами 1 раз в неделю. В результате
проведенного лечения в основной группе через 2 мес заживление язвенного дефекта наступило у каждого 2-го (47,8%)
пациента, при этом почти у половины из них — в 1-й месяц с формированием негрубого соединительнотканного рубца.
В контрольной группе к концу исследования язвы зажили только у 15% больных. В целом процессы регенерации у
больных основной группы (рост грануляций и эпителизация) в среднем на 7—14 дней опережали таковые у пациентов
контрольной группы. Высокая клиническая эффективность и отсутствие серьезных нежелательных побочных явлений
позволяют рекомендовать препарат, содержащий комбинацию человеческого эпидермального фактора роста и сульфа-
диазина серебра, для широкого применения у пациентов с венозными трофическими язвами во II—III стадию раневого
процесса.

Ключевые слова: хроническая венозная недостаточность, венозные трофические язвы, местное лечение, серебро, фактор
роста, эбермин.

The objective of this article is to analyse results of a comparative open randomized study of the efficiency and safety of a new
topical medicinal product for the treatment of trophic venous ulcers (stages II—III of the wound process). The study product
applied for the treatment of 25 patients is a hydrophilic ointment containing 1 mg of recombinant human epidermal growth
factor and 1 g of silver sulfadiazine per 100 g. It is identical with the natural epidermal growth factor in terms of mechanism of
action. Patients of the control group (n=20) were treated with a 1% silver sulfadiazine cream. The study lasted 2 months during
which the participants were examined once every week. Ulcer healing after 2 months was documented in every second patient
(47.8%) treated with the ointment. Almost half of them enjoyed improvement within the first month after onset of the treatment
with the formation of a smooth connective tissue scar. In contrast, ulcer healing occurred only in 15% of the control patients.
On the whole, regenerative processes (granulation and epithelization) in the ointment-treated patients began to develop 7—14
days earlier than in the control ones. High therapeutic efficiency of the ointment and the absence of adverse effects give reason
to recommend this product containing recombinant human epidermal growth factor and silver sulfadiazine for wide clinical
application for the treatment of patients with trophic venous ulcers at stages II—III of the wound process.

Key words: chronic venous insufficiency, venous trophic ulcers, local treatment, silver, growth factor, hebermin.

ФЛЕБОЛОГИЯ, 4, 2009 стр. 7-12

Венозная трофическая язва представляет собой дефект кожи и глубжележащих тканей голени, возникающий в результате хронического нарушения
венозного оттока и незаживающий в течение 4-6 нед. Венозные язвы, развивающиеся у 1—2% трудоспособного населения, занимают лидирующее место (более 70%) в общей структуре язв нижних конечностей различного генеза [1—3]. Лечение таких пациентов вследствие длительного течения, рецидивов язв, снижения или утраты трудоспособности, частой инвалидизации представляет сложную медико-социальную задачу. Оно должно включать комплекс мероприятий, важнейшее место среди которых занимают эластическая компрессия, лечебно-охранительный режим, препараты системного действия и различные топические лекарственные средства, хирургическую коррекцию нарушенного венозного оттока с преимущественным использованием специальной эндовидеохирургической техники [4—9].
Современная тактика местного лечения предполагает дифференцированный подход, т.е. применяемое лекарственное средство должно соответствовать стадии раневого процесса. После купирования воспаления и очищения язвенной поверхности от гнойно-некротических масс происходит созревание
грануляционной ткани параллельно с процессом эпителизации. Вместе с тем существует проблема эффективной стимуляции регенерации из-за небольшого ассортимента топических лекарственных средств, применяемых с этой целью. Особые трудности возникают в III стадию — эпителизации. Уменьшение площади язвы в эту фазу раневого процесса и ее полное закрытие происходят за счет разрастания эпителия по краям и из центра, из так называемых «островков» эпителизации. Одновременно с эпителизацией идет созревание соединительнотканного рубца. Слабые ретикулиновые волокна постепенно замещаются более прочными коллагеновыми. На сегодняшний день существуют лишь единичные лекарственные средства, ускоряющие регенерацию на этой стадии.
С этих позиций представляет интерес новый препарат эбермин (производства Центра генной инженерии и биотехнологии, Куба. Регистрационное
удостоверение №ПN012569/01 от 01.10.07). В клинике факультетской хирургии Российского государственного медицинского университета на базе городской клинической больницы (ГКБ) №1 им. Н.И.Пирогова проведено клиническое открытое сравнительное рандомизированное исследование, целью которого явилась оценка эффективности и безопасности этого лекарственного средства в лечении венозных трофических язв во II—III стадии раневого процесса.

Материал и методы

В исследование были включены 45 больных с венозными трофическими язвами на почве варикозной 30 (67%) и посттромботической 15 (33%) болезней нижних конечностей, наблюдавшихся в консультативно-диагностическом центре ГКБ №1 им. Н.И. Пирогова за период с июня по ноябрь 2008 г. У 25 пациентов основной группы применяли препарат эбермин, представляющий мазь на гидрофильной основе, в 100 г которой содержится 1 мг
эпидермального фактора роста рекомбинантного человеческого (ЭФРЧ) и 1 г сульфадиазина серебра (СДС), являющихся активными компонентами препарата. ЭФРЧ представляет собой пептид, который стимулирует миграцию и пролиферацию фибробластов, кератиноцитов, эндотелиальных и других кле
ток, активно участвующих в заживлении, способствуя эпителизации, рубцеванию и восстановлению эластичности тканей. По механизму действия он
идентичен эндогенному эпидермальному фактору роста, вырабатываемому в организме. СДС обладает широким спектром противомикробного действия:
активен в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий, грибов рода Саndidа и дерматофитов. Гидрофильная основа мази удаляет
излишки экссудата, уменьшает болевые ощущения в месте нанесения, создает и поддерживает необходимые концентрации действующих веществ в очаге
поражения.
У 20 больных контрольной группы использовали крем, содержащий лишь СДС в концентрации 1%. Дозу препаратов в обеих группах определяли обширностью поражения. Перевязки выполняли ежедневно или через день в зависимости от клинической ситуации. В исследовании приняли участие больные в возрасте от 28 до 82 лет. Преобладали женщины — 30 (67%). Средний возраст пациентов основной группы был 62,5±2,46 года, контрольной — 65,3±4,94 года (р>0,05). При этом пациенты старше 70 лет составили 44,4%. В обеих группах пациенты, у которых причиной возникновения язвы послужила варикозная болезнь нижних конечностей (64% в основной и 70% в контрольной), составляли большинство (табл. 1). Длительность язвенного анамнеза у больных была от
1 мес до 12 лет. Наряду с этим у 25 (55,5%) пациентов имелся язвенный дефект, открывшийся впервые, у 16 (35,5%) отмечен однократный рецидив язвы, у 4 (8,8%) — более 2 рецидивов. Площадь язвенного дефекта в основной группе составила 7,53±1,05 см2, в контрольной — 5,0±1,08 см2 (р<0,05). У большинства пациентов (62,2%) имелись указания на наличие в анамнезе заболеваний сердечно-сосудистой системы (ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия).


Все пациенты контрольной и основной групп дополнительно к местному лечению получали флеботоники (микронизированную очищенную флавоноидную фракцию 1000 мг в сутки) и обязательную эластическую компрессию нижних конечностей.
Лечение проводили в течение 2 мес с контрольными визитами 1 раз в неделю. Рандомизацию осуществляли по телефону на основании таблицы случайных чисел. Статистический анализ количественных данных включал вычисление средних со стандартными ошибками и последующее определение значимых различий между группами с помощью t-критерия Стьюдента. Статистическая обработка
качественных данных заключалась в сравнении частоты проявления признаков в группах и выявлении значимых различий между ними с помощью точного критерия Фишера. Статистически значимыми считали различия при p<0,05.

Результаты

В основной группе исследование закончили 23 пациента. В ходе лечения у одной больной этой группы развилась аллергическая реакция на применение мази ЭФРЧ/СДС в виде локального дерматита, в другом случае пациент не выполнял необходимые по протоколу указания врача, оба были исключены из исследования и при общем анализе их данные не учитывали. Результаты лечения остальных пациентов представлены в табл. 2.
Анализ полученных результатов лечения выявил достоверную по сравнению с контрольной группойклиническую эффективность мази ЭФРЧ/СДС (р<0,05). Под воздействием препарата через 2 мес лечения заживление язвенного дефекта наступило у каждого второго пациента, при этом почти у половины из них — в 1-й месяц. В контрольной группе к концу исследования язвы зажили только у 15% больных.
Одним из факторов, определяющих скорость заживления венозной язвы, является площадь дефекта. Наряду с этим активное влияние на течение раневого процесса оказывают характер основного заболевания, длительность существования язвенного дефекта и его рецидивирующий характер. Более выраженные нарушения микро- и макрогемодинамики при посттромботической болезни нижних конечностей (ПТБ) тормозят репарацию. Частые рецидивы истончают кожу, снижают ее бактерицидную активность и нарушают барьерную функцию. Это увеличивает шанс присоединения инфекции и развития гнойно-воспалительных осложнений.
Для большей наглядности эффективности лечения мы оценили результаты у пациентов с исходной площадью (S) язвенного дефекта <5 см2 и >5 см2 (табл. 3).




В сравниваемых группах больных достоверных различий по основным критериям, таким как возраст больных и площадь язвы, выявлено не было (р>0,05). Вместе с тем средняя длительность существования язвенного дефекта в основной группе (14,7±4,8 мес) практически в 2 раза превосходила таковую (7,3±3,72 мес) в контрольной группе (р<0,05).
У пациентов с небольшими по площади язвами как в основной, так и в контрольной группе отмечен положительный эффект. Вместе с тем динамика основных регенераторных процессов (рост грануляций, эпителизация) имела существенные различия. Цитологическое исследование в обеих группах в начале исследования регистрировало воспалительнорегенераторный и регенераторный типы цитограмм.
В мазках-отпечатках определено небольшое количество нейтрофилов (около 35—60%) без деструкции, также имелись фибробласты, лимфоциты и макрофаги (20—40%). Клиническая картина также была сходной. У большинства пациентов как основной (84,6%), так и контрольной группы (80,0%) язвенный дефект был целиком выполнен грануляционной тканью, имелась начальная эпителизация (в 61,5% случаев в основной и в 70,0% в группе сравнения). В остальных случаях на раневой поверхности грануляции были представлены единичными островками, а эпителизация отсутствовала.
Через 7 дней лечения у больных, получавших мазь ЭФРЧ/СДС, грануляционная ткань целиком заполнила раневую поверхность, в контрольной группе — лишь на 14-е сутки лечения. Через 10 сут в результате применения мази ЭФРЧ/СДС начальная эпителизация была отмечена у всех пациентов. В группе, использовавшей крем СДС, подобный клинический эффект наблюдался через 14—20 дней. В
последующем у пациентов основной группы рост краевого эпителия продолжался, что привело к полному закрытию язвенного дефекта в ряде случаев уже через 2 нед. Среди пациентов с незажившим язвенным дефектом более чем у половины к этому времени имелась выраженная краевая эпителизация. Всего в основной группе заживление наступило у 7 (53,8%) больных, причем у большинства из них (57,1%) в течение первого месяца. В контрольной группе в течение первого месяца полная эпителизация не произошла ни в одном случае, заживление
отмечено только на 5—6-й неделе у одного больного.
Сравнительный анализ групп пациентов с незажившими язвами показал, что у больных, применявших мазь ЭФРЧ/СДС, в большинстве случаев (83,3%) язвы исходно носили рецидивирующий характер, тогда как в группе, получавшей крем СДС, напротив, преобладали (62,5%) впервые возникшие язвы.
В группе пациентов с площадью язв >5 см2 в результате лечения в течение 2 мес заживление наступило у 5 больных: у 4 в основной и у 1 в контрольной группе. В основном это были впервые открывшиеся трофические язвы. Однократный рецидив в анамнезе имел место только у одного больного основной группы. Во всех случаях причиной образования язвенного дефекта послужила варикозная болезнь нижних конечностей, в анамнезе не отмечено других заболеваний, отягощающих течение раневого процесса. Напротив, среди больных с незажившими язвами преобладали пациенты с ПТБ, у 80% из них выявлены сопутствующие заболевания.
При первичном осмотре язвенного дефекта в обеих группах раневая поверхность была полностью заполнена грануляциями у 2/3 пациентов, у 1/3 — частично, признаки эпителизации отсутствовали в половине случаев. В результате применения мази ЭФРЧ/СДС через 1 нед лечения грануляционная ткань целиком заполнила язвенный дефект у подавляющего (90%) числа больных, через 2 нед — во всех случаях наблюдений, на 10—14-й день отмечено появление краевого эпителия у всех больных основной группы, через месяц лечения у большинства из них (80%) имелась выраженная краевая эпителизация. В группе сравнения подобный результат при лечении кремом СДС наблюдался лишь в половине случаев, процессы регенерации протекали медленнее и отставали примерно на 7—14 дней.
Бактериологическое исследование
В результате исследования антимикробной активности обоих препаратов нами не получено достоверных доказательств преимущества ни одного из них. У большинства пациентов как основной 18 (72,0%), так и контрольной группы 16 (80%) до начала лечения при бактериологическом исследовании раневого отделяемого был выделен S. aureus в монокультуре или в ассоциации с другими микро-организмами (Ps. aerugenosa, Ac. baumanni, E. coli, St. epidermidis и др.). В результате лечения в обеих группах произошли положительные изменения: снижение степени микробной обсемененности, изменение качественного состава микробного пейзажа (преобладание сапрофитной флоры) либо полная бактериальная элиминация. Лишь у 1 больного при контрольном посеве раневого экссудата мы наблюдали повышение степени бактериальной обсемененности с 106 до 108 КОЕ/мл, которое не имело клинических проявлений.
В целом препараты достаточно хорошо переносились пациентами, серьезных нежелательных явлений не отмечено. Чувство жжения, в ряде случаев возникающее сразу после наложения мази ЭФРЧ/СДС и крема СДС (у 43,3 и 45,0% пациентов соответственно), проходило самостоятельно либо после применения локальной гипотермии. У одной пациентки основной группы развился дерматит, что потребовало отмены препарата и назначения пероральных антигистаминных средств и местных гормональных мазей. В ряде случаев при нанесении на
язву мази ЭФРЧ/СДС отмечалось уменьшение экссудации и сухость раневой поверхности. Этого удавалось избежать при использовании в качестве вторичной повязки сетчатых либо гидрогелевых раневых покрытий, а также регулярного орошения раневой поверхности физиологическим раствором.
Нами проведен сравнительный фармакоэкономический анализ применения препаратов по критерию «затраты—эффективность». Сведения о розничных ценах в Москве на использованные в исследовании средства, перевязочный материал и антисептические растворы были взяты из поисковой системы Медлюкс. Затраты одного пациента (C) определяли исходя из частоты перевязок, длительности курса и медианы цен в аптеках по состоянию на июнь-ноябрь 2008 г. Критерием эффективности служила вероятность достижения полного заживления трофической язвы у одного пациента в конце исследования. Поскольку полное заживление после 2-месячного лечения наблюдали у 47,8% пациентов
в основной группе и у 15,0% в контрольной, вероятность достижения этого эффекта (Ef) у одного пациента составила соответственно 0,478 и 0,15. Конечным фармако-экономическим показателем, по которому проводили сравнение, служило отношение затраты/эффективность (cost-ffectiveness ratio; CER), равное С/Ef (табл. 4). Фактически CER — показатель затрат 1 пациента при максимальной вероятности (равной 1) достижения полного заживления, т.е. при условии достижения полного заживления у всех леченных препаратом больных.



Фармако-экономический анализ показал, что, несмотря на более высокую розничную стоимость, мазь ЭФРЧ/СДС имеет существенное преимущество перед кремом СДС благодаря более высокой эффективности и меньшей частоте перевязок.

Обсуждение и заключение


Зона трофических нарушений у больной К., 68 лет, с рецидивирующей длительно (около 1,5 года) незаживающей
язвой голени на фоне ПТБ. а — до лечения; б — через 1 мес лечения с применением мази ЭФРЧ/СДС.


Проведенное исследование доказало эффективность и преимущество применения мази ЭФРЧ/СДС во II—III стадии раневого процесса перед
обычными серебросодержащими мазями. Лучший результат отмечен у пациентов с поверхностными, умеренно экссудирующими язвами общей площадью до 5 см2. Заживление может быть достигнуто также в трудных случаях при многократных рецидивах язв на фоне ПТБ (см. рисунок), а также у пациентов старше 65 лет с сопутствующей терапевтической патологией, язвами больших размеров, длительно существующими и многократно рецидивирующими.
Процессы регенерации у больных основной группы (рост грануляций и эпителизация) в среднем на 7—14 дней опережали таковые у пациентов контрольной группы. Наряду с этим мазь ЭФРЧ/СДС обладает выраженной антимикробной активностью и в большинстве случаев способствует тем самым элиминации и снижению степени контаминации патогенной флоры, что доказано результатами бактериологического исследования. Применение эбермина способствует формированию негрубого рубца за счет нормализации ориентации и вызревания
коллагеновых волокон, предупреждения гипертрофированного рубцевания, образования келоидов и контрактур, что имеет немаловажное значение для косметического эффекта лечения.
Отличительными особенностями местного лечения II—III стадии раневого процесса является уменьшение частоты перевязок до 2—3 раз в неделю, проведение туалета язвы щадящими методами (орошение поверхности язвы физиологическим раствором), категорический отказ от применения перекиси водорода, перманганата калия (оказывающих прижигающее действие). Применение мази ЭФРЧ/СДС благодаря сочетанию антибактериального и стимулирующего раннюю эпителизацию действия позволяет проводить смену повязки 1 раз в 2—3 дня,
что уменьшает расход препарата и перевязочного материала, а также существенно сокращает материальные затраты.
Таким образом, высокая клиническая эффективность и отсутствие серьезных нежелательных побочных явлений позволяют рекомендовать препарат эбермин (мазь, содержащую эпидермальный фактор роста и сульфадиазин серебра), для широкого применения у пациентов с венозными трофическими язвами во II—III стадии раневого процесса.

ЛИТЕРАТУРА
1. Вин Ф. Трофические язвы нижних конечностей. Флеболимфология
1998;7:10—12.
2. Константинова Г.Д., Зубарев А.Р., Градусов Е.Г. Флебология. М
2000;160.
3. Кириенко А.И., Богданец Л.И., Кузнецов А.Н. Новые возможности
местного лечения венозных трофических язв. Вестн дерматол и вене-
рол 2000;3:64—66.
4. Яблоков Е.Г., Кириенко А.И., Богачев В.Ю. Хроническая венозная не-
достаточность. М: Берег 1999;128.
5. Савельев В.С., Кириенко А.И., Богачев В.Ю. Венозные трофические
язвы. Мифы и реальность. Флеболимфология 2000;11:5—10.
6. Goldman M.P. Sclerotherapy treatment of varicose and teleangiectatic leg
veins. Mosby 1995.
7. Allegra C., Bonifacio M., Carlizza A. Essential functional venous pathology
Phlebolymphology 1998;20:20.
8. Davy A. La Petite vein saphene. Phlebology 1998;Suppl:613—614.
9. Bergan J.J., Murray J., Greason K. Subfascial endoscopic perforator vein
surgery: a preliminary report. Ann Vasc Surg 1999;10:211—219.

Эбермин при ожогах

ИНФЕКЦИИ В ХИРУРГИИ | 2008 | № 3 www.sia-r.ru

оригинальные исследования 

Мазь Эбермин с сульфадиазином серебра и эпидермальным фактором роста: влияние на репаративные процессы в ожоговых ранах

Е.В. Зиновьев1, 2, О.В. Чичков1, 2, С.В. Коновалов1, 3


1 ГУЗ «Ленинградская областная клиническая больница»; 2 ГОУ ВПО «Cанкт-Петербургская государственная педиатрическая медицинская академия»; 3 ГОУ ДПО «Cанкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования»


Благодаря прогрессу хирургии и фармакологии, номенклатура лекарственных препаратов, предназначенных для местного консервативного лечения ожоговых ран, неуклонно расширяется [1]. Арсенал ранозаживляющих средств насчитывает несколько тысяч позиций [2, 14]. Широкий ассортимент обусловлен как отсутствием эффективного препарата, устраивающего большинство практических хирургов, так и тем обстоятельством, что универсального препарата, пригодного для использования во все фазы раневого процесса, не существует. Местное лечение ожоговых ран проводят с учетом стадии и фазы течения раневого процесса, при этом последовательно используют разнообразные лекарственные формы препаратов с разным механизмом действия. Исходом неадекватного консервативного лечения поверхностных ожогов нередко является формирование рубцов патологического вида. Разработка и усовершенствование методов местного медикаментозного лечения ожогов является одной из наиболее актуальных задач комбустиологии [1, 5].

Данные литературы свидетельствуют, что позитивное влияние на течение раневого процесса оказывает сульфадиазин серебра. Препараты на его основе оказывают противовоспалительное и антисептическое действие (бактерицидный эффект по отношению к широкому спектру микроорганизмов, грибов, вирусов), стимулируют обменные процессы в клетках, их пролиферацию и дифференциацию [13, 14].

Важную роль в формировании и ремоделировании кожной ткани играет эпидермальный фактор роста, который является мощным стимулятором деления фибробластов, эпителиальных и эндотелиальных клеток [13]. В настоящее время делаются лишь отдельные попытки создания рецептур, включающих в свой состав ростовые факторы. Одним из таких препаратов, включенным в регистр Лекарственных средств РФ [6], руководство по фармакотерапии [4], является мазь Эбермин (производитель «Центр генной инженерии и биотехнологии», Куба). Препарат представляет собой мазь на гидрофильной основе, в 100 г которой содержится 1 мг эпидермального фактора роста человеческого рекомбинантного и 1 г сульфадиазина серебра. Его основа представляет собой эмульсию первого рода, то есть масло в воде, содержит на 100 г: стеариновая кислота – 18 г, карбонат калия, ангидрид — 0,5 г, метилпарабен — 0,18 г, пропилпарабен — 0,02 г, глицерин — 5 г, вода очищенная — 75,299 г.

Материалы и методы

Клиническое исследование основано на результатах наблюдения и лечения 54 обожженных, находившихся на лечении в Ожоговом центре ГУЗ ЛОКБ в период с апреля 2006 г. по февраль 2008 г. 66 % участников исследования были мужчины, 34 % — женщины. Ожоги были вызваны пламенем или горячей водой – соответственно, 59 и 40 % случаев. Основную часть пострадавших составляли пациенты средней степени тяжести. Предпринято проспективное, рандомизированное, контролируемое исследование.

Рандоминизацию осуществляли методом случайных чисел по дню поступления. Все пациенты были доставлены в Ожоговый центр в пределах 24 ч после получения травмы. Критериями включения в исследование были возраст от 18 до 60 лет; общая площадь ожогов более 20 % поверхности тела; адекватная противошоковая терапия на догоспитальном этапе, исключения — заведомо прогностически благоприятный или неблагоприятный исход ожоговой болезни (индекс тяжести поражения менее 30 и более 120 ед.); сахарный диабет; онкологические заболевания; тяжелые соматические заболевания; иммунодефицит; комбинированное или многофакторное поражение.

Включенных в исследование пациентов распределяли в одну из следующих групп: опытная группа — 16 пострадавших, при местном лечении ран у которых использовали мазь Эбермин; 1-я группа сравнения — 14 пациентов, при лечении которых использовали антибактериальные мази на водорастворимой основе — левосин, левомеколь (ОАО «Нижфарм», Россия); 2-я группа сравнения — 12 обожженных, при лечении которых использовали крем Дермазин с сульфадиазином серебра (LEK, Словения); контрольная группа —12 обожженных, при лечении у которых использовали влажно-высыхающие повязки с растворами антисептиков — хлоргексидин, йодовидон.

Препараты применяли для лечения дермальных ожогов IIIа–б степени. Препаратами сравнения обрабатывали пациентов, имевших идентичные по глубине поражения раны конечностей или туловища, одна из них подвергалась обработке Эбермином, другая — Дермазином или антибактериальной мазью на водорастворимой основе. Препараты накладывали на раны после туалета ожоговых поверхностей, по возможности не позднее первых суток после ожога. При ожогах II степени удаляли обрывки эпидермиса и загрязняющие раны частицы, рану промывали раствором антисептика, после чего накладывали покрытие или мазь. При ожогах пламенем IIIа степени с тонким струпом для механической очистки ран использовали 3 % раствор пероксида водорода, затем их высушивали салфетками и обрабатывали раствором антисептика (хлоргексидина). При ожогах кипятком IIIа степени обнаженную дерму пероксидом водорода не обрабатывали, использовали только раствор антисептика (в связи с опасностью химического ожога поврежденной дермы). В динамике изучали сроки очищения ран от омертвевших тканей, изменения характера раневого отделяемого, сроки окончательной эпителизации ожогов. Во время перевязок, выполняемых через день, проводили фотографирование ран. Изучали ряд лабораторных показателей (общеклинический и биохимический анализы крови). Из ран брали мазки-отпечатки для цитологического, а в ряде случаев – биоптаты для гистологического исследований. Статистическая обработка включала определение достоверности различий между выборками, используя t-критерий Стьюдента x2 [3].

Результаты и обсуждение

В ходе наблюдения установили, что у пациентов на фоне лечения мазью Эбермин очищение ран от омертвевших тканей происходило в течение 10 сут. По истечению этого срока обнажались жизнеспособные сосочки дермы. Последующее лечение не сопровождалось какими-либо осложнениями и завершалось эпителиацией. Эпителизация участков ожога II степени происходила в течение 4–6 сут. При поражении раны заживали в течение 14 сут, а в случае поражения на уровне сетчатого слоя дермы — в течение 16–18 сут. В ряде случаев участки раны, где при первичном осмотре был диагностирован глубокий ожог, в результате проведенного лечения заживали самостоятельно. Как правило, эпителизация завершалась в течение 24 сут после травмы.

При наблюдении пострадавших, у которых две кисти с одинаковой глубиной поражения лечили разными способами, установили, что использование Эбермина, по сравнению с Дермазином и водорастворимыми мазями, является предпочтительным методом. Об этом свидетельствуют более быстрое очищение ран от омертвевших тканей (на 4–7-е сутки, p<0,05) и более ранние сроки завершения эпителизации (на 7–10-е сутки, p<0,05), табл. 1. Известно, что выраженность репаративных процессов в ране и сроки эпителизации зависят от общего состояния больного, его возраста, наличия соматических заболеваний и ряда других причин [12]. Необходимо учитывать, что толщина кожи человека на разных участках его тела в значительной степени варьирует и колеблется в широких пределах. Кроме этого, толщина кожи находится в существенной зависимости от возраста. Количество придатков кожи (волосяных фолликулов, потовых и сальных желез), являющихся основными детерминантами эпителизации при ожогах IIIа степени, подвержено значительным колебаниями в зависимости от пола, возраста, национальности, анатомической области тела и других причин [12].

Кроме перечисленного, выраженность репаративных процессов в ране и сроки ее эпителизации могут зависеть от возраста, трофологического статуса, а также в существенной степени – от нарушений обмена веществ, то есть от тяжести состояния обожженного. Соответственно, сроки заживления ожогов IIIа степени зависят не только от качества местного лечения, но и от исходной глубины поражения, количества сохранившихся придатков кожи. При поражении на уровне сосочков дермы эпителизация завершается в течение 3 нед, при более глубоком — позднее. В связи с этим, при сравнении препаратов возможны погрешности в оценке результатов лечения, и выводы нужно делать с определенной осторожностью [12]. Тем не менее, исходя из полученных в этой серии исследований результатов, можно было заключить, что при лечении ожогов Эбермин по своим лечебным свойствам существенно превосходит современные антибактериальные многокомпонентные мази на водорастворимой основе и крем Дермазин с сульфадиазином серебра без эпидермального фактора роста. При сравнительном анализе частоты нагноения ран установили, что при использовании мази Эбермин она не превышает 5 %, что на 13 % реже, чем при лечении кремом Дермазин или водорастворимыми мазями левосин и левомеколь, и на 25 % реже, чем при лечении антисептиками, p<0,05 (табл. 2). На основании того, что оцениваемые препараты одновременно использовали при лечении ожоговых ран одинаковой глубины, расположенных на соседних участках тела у одного и того же больного, могут быть исключены возможные погрешности, связанные с различиями в общем состоянии и преморбидном фоне, неодинаковой толщиной и количеством придатков в коже у разных пациентов.

В этой связи полученные нами результаты можно признать весьма доказательными. Гнойное расплавление струпа в процессе его отторжения является естественным, обязательным вариантом развития (эволюции) раневого процесса при заживлении ожоговых ран. Возможен и другой вариант, когда под корочкой струпа при отсутствии выраженного воспаления и экссудации происходит пролиферация эпителиальных клеток и восстановление кожного покрова.

По-видимому, в ряде случаев именно по такому сценарию происходило заживление при использовании Эбермина. При анализе мазков-отпечатков и гистологического исследования биоптатов ран установили, что до начала лечения, то есть в 1-е сутки после травмы, цитограмму у большинства пациентов (85–90 % наблюдений) можно оценить как дегенеративно-некротическую. В мазках обнаруживались кератиноциты с дистрофическими изменениями (с распадающимися ядрами, выраженным отеком и другими признаками дегенеративных изменений). Кроме них, преобладали нейтрофильные гранулоциты (12–20 %) и макрофаги (25–50 %). Активность фагоцитоза была низкая, в ранах вегетировали золотистый стафилококк, стрептококки и синегнойная палочка, обсемененность составляла 5×104 микробных тел и более на 1 г ткани. Гистологическое исследование биоптатов выявило выраженные альтеративные и экссудативные изменения в эпидермисе и дерме, наличие в последней отдельных фокусов коагуляционного некроза коллагеновых волокон, приобретающих вид эозинофильных гомогенных масс. Окружающая соединительная ткань была отечна, с дистрофическими изменениями, базальные мембраны разволокнены. В дерме встречались разрушенные фибробласты и отдельные лаброциты с опустошенными или частично опустошенными везикулами. Большинство кератиноцитов были нежизнеспособны. Вплоть до подкожножировой клетчатки отмечалась инфильтрация большим количеством нейтрофильных лейкоцитов и макрофагов. Лейкоциты располагаются преимущественно вдоль сосудов, отчетливо видна их миграция в дерму из просвета через стенку капилляров. Просветы большинства сосудов сужены из-за отека, их стенки частично повреждены, эндотелий набухший, с зернистыми включениями в цитоплазме. Клетки кровеносных сосудов изменены, с выраженными деструктивными изменениями.

Уже на 3–4-е сутки после начала лечения состояние ран значимо изменилось, при этом были отмечены существенные особенности в зависимости от характера проводимого лечения. При анализе мазковотпечатков установили, что на участках, где применяли Дермазин и Эбермин, в наибольшей степени уменьшилась степень микробной обсемененности (особенно в отношении грамотрицательной микрофлоры), увеличилось количество нейтрофильных гранулоцитов (до 50 %), а в ряде случаев – и количество макрофагов (до 50 % и более). Цитограмма приобретала характер воспалительнорегенераторной. При исследовании биоптатов контрольной группы в этот период: дерма отечна, пропитана экссудатом, инфильтрирована лейкоцитами, макрофагами и лимфоцитами. Вокруг погибающих клеток повсеместно встречаются групповые скопления макрофагов и лейкоцитов.

На участках, лечение которых проводили левосином или левомеколем, цитологическая картина несколько иная, увеличение количества гранулоцитов было менее выражено (лишь до 20–25 %). Степень бактериальной обсемененности ран при использовании антибактериальных мазей также уменьшилась. Кроме этого, при лечении антисептиками в 33 % случаев в дерме обнаруживали очаговые скопления нейтрофилов, формирующих микро абсцессы. Большинство фибробластов дистрофически изменены, капилляры резко расширены.

Спустя 5–7 сут после начала местного лечения при анализе мазков-отпечатков (табл. 3) и биоптатов ран отметили, что на участках, где использовали Эбермин (по сравнению с левосином, левомеколем и Дермазином), имеет место более поверхностное расположение грануляцитарного вала с постепенным уменьшением количества клеток в глубине раны, а также резко выраженная пролиферация эпидермиса. На фоне лечения с использованием водорастворимых мазей левосин и левомеколь в дерме отмечали наличие густого лимфолейкоцитарного инфильтрата вокруг фокусов фибриноидного некроза.

Кроме этого, в дерме в тканевом детрите имелось большое число нейтрофильных лейкоцитов, макрофагов и фибробластов. Клетки имели множественные фагосомы, внутри которых находились распавшиеся ткани. В эти же сроки в биоптатах из ран, где лечение проводили с использованием марлевого покрытия с антисептиком, также наблюдались большое количество нейтрофильных лейкоцитов и макрофагов, в небольшом количестве новообразованные пласты кератиноцитов, которые располагались циркулярно, что свидетельствует о том, что миграция кератиноцитов происходила из сохранившихся придатков кожи. В эти сроки в дерме обнаруживали большое количество фибробластов с расширенными цистернами эндоплазматического ретикулума, то есть усиленно продуцирующих межуточное вещество соединительной ткани.

Кроме этого, в эти сроки в дерме отмечено появление большого числа новообразованных капилляров. В контрольных участках, где лечение проводили левосином и левомеколем, в поврежденной дерме также определяли фибробласты, которые осуществляли синтез внеклеточного матрикса, при этом количество вновь формирующихся капилляров меньшее, чем на участках, где применяли Эбермин. В последующем, спустя 10– 12 сут после ожога, в биоптатах из контрольных участков ран обнаружены новообразованные пласты кератиноцитов, которые местами построены в несколько слоев (но не более 5–7 рядов клеток). В дерме имеются редкие и тонкие пучки коллагена, количество капилляров небольшое. Базальная пластинка не сформирована. На участках, где использовали марлевое покрытие с антисептиком, структура дермы и эпидермиса являлась более зрелой. В дерме отмечены хорошо сформированные пучки коллагена, имелись многочисленные новообразованные капилляры. Имеется тонкий молодой пласт эпидермиса, имеющий на разных участках от 3 до 15 слоев клеток. По-видимому, разное количество слоев клеток связано с тем, что эпителизация происходила из сохранившихся придатков кожи (потовые, сальные железы, волосяные фолликулы).

В целом, проведенное исследование свидетельствует о способности Эбермина оптимизировать ход раневого процесса, создавая благоприятные условия и стимулируя течение репаративной регенерации. Полученные гистологические данные в полной мере согласуются с результататами клинической оценки эффективности препаратов. На основании их можно сделать вывод о том, что использование препарата Эбермин способствует более ранней и более полноценной регенерации кожи.

Результаты микробиологического мониторинга раневой поверхности хорошо согласуются с данными других авторов. Известно, что препараты сульфадиазина серебра обладают широким спектром противомикробного действия и надежно защищают раны от патогенной микрофлоры [8, 14]. Их действующее начало активно в отношении основных возбудителей раневой инфекции кожи: грамположительных и грамотрицательных бактерий, грибков рода Candida и дерматофитов. В ране сульфадиазин серебра диссоциирует на ионы серебра и сульфаниламидный остаток (сульфадиазин), что обусловливает сочетание бактерицидного (ионы серебра) и бактериостатического (сульфадиазин) эффектов [13]. Сравнительный анализ данных микробиологических посевов у больных показал, что при использовании Эбермина и Дермазина существенно быстрее происходит снижение уровней микробного обсеменения ран и реже встречаются ассоциации микроорганизмов (на 20 %, р<0,05), в отличие от участков, где использовали мази на гидрофильной основе. Предлагаемый способ лечения позволяет достичь быстрого заживления ожоговых ран, при этом у пострадавших не успевают развиться грубые рубцовые деформации кисти. Во многом это обусловлено положительным влиянием «влажного окружения» при действии Эбермина, которое способствует эпителизации ран [11] и синтезу коллагена [9]. Наоборот, «сухое воздушное окружение» препятствует эпителизации. Влажные условия в ранах можно создать разными способами — посредством аппликации разных видов раневых покрытий [5, 7] и рядом других методов. В условиях влажной воздушной среды определенную позитивную роль в быстром заживлении ран играет выпадающий на поверхности фибронектин, который усиливает миграцию клеток и процессы фагоцитоза [10, 12]. При обычном ведении ран часть ткани, находящаяся в зоне сосудистых нарушений, омертвевает через несколько суток после травмы, тем самым увеличивая зону некроза. При лечении в замкнутой воздушной среде через раневые поверхности (в том числе через зону «паранекроза», где клетки повреждены, но еще не потеряли жизнеспособность) протекает большое количество жидкости, близкой по составу к плазме крови.

При этом, во-первых, не происходит высыхания тканей паранекротической зоны; во-вторых, клетки (пораженные, но не погибшие) получают лучшее питание и частично «реанимируются». В тех случаях, когда зона «первичного некроза» затрагивала все слои кожи, истечение раневой жидкости вообще не происходило. Причиной этого, по-видимому, являлся тромбоз сосудов в момент получения травмы.

Наблюдаемые эффекты могут быть связаны с влиянием эпидермального фактора роста, являющегося мощным индуктором митотического деления клеток [5]. Кроме того, эпидермальный фактор роста стимулирует пролиферацию фибробластов и увеличивает продукцию ими простагландинов, ростовых факторов и ряда цитокинов, включая колониестимулирующие факторы, интерлейкины и интерферон [13, 14]. Он влияет на продукцию фибробластами протеогликанов и коллагена. Интересно, что кератиноциты продуцируют неактивную форму цитокина, и лишь в случае поражения кожи образующиеся при этом раневые протеазы превращают неактивную форму вещества в активную [14].

Проведено экономико-статистическое исследование по определению фактических затрат на местное лечение при оказании медицинской помощи обожженным и сопоставлению их с действующими нормативами стоимости единицы объема медицинской помощи (территориальная программа государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи жителям Ленинградской обл. в 2007 г.). Установили, что использование мази Эбермин, кроме очевидной клинической эффективности, целесообразно с экономической точки зрения, так как позволяет сократить расходы на курс лечения ожога IIIа степени площадью 150 см2 (1 % TBSA), по сравнению с применением марлевых повязок с водорастворимой мазью левосин и кремом Дермазин, соответственно, на 15 и 36 % (p<0,05). Обращает на себя внимание то обстоятельство, что хотя стоимость Эбермина превышает стоимость марлевой повязки и мазей левосин и левомеколь почти в 8 раз, применение серебросодержащей мази с эпидермальным фактором роста позволяет добиться заживления в результате шести перевязок, тогда как при использовании водорастворимых мазей для заживления требуется 12, а марлевых повязок с антисептиком – 16 перевязок (табл. 4).

Выводы

Мазь Эбермин с сульфадиазином серебра и эпидермальным фактором роста может быть эффективно использована для лечения ожогов II–IIIа–б степени, в том числе дистальных отделов конечности во влажной воздушной среде. Эффективность местного применения Эбермина превышает таковую у многокомпонентных кремов сульфадиазина серебра, антибактериальных мазей на водорастворимой основе. Использование Эбермина целесообразно и с экономической точки зрения, так как снижает общие расходы на курс лечения.

Литература

1.        Кузин М.И., Костюченок Б.А. Раны и раневая инфекция: Рук. Для врачей. М.: Медицина, 1990.

2.        Ляпунов Н.А., Блатун Л.А., Даценко Б.М. Создание ассортимента препаратов для местного лечения ран // Междунар. конф. «Современные подходы к разработке эффективных перевязочных средств, шовных материалов и полимерных имплантатов». М., 1995. С. 33–35.

3.        Малета Ю.С., Тарасов В.В. Математические методы статистического анализа в биологии и медицине. М.: Изд-во МГУ, 1982. С. 16–151.

4.        Машковский М. Д. Лекарственные средства: В 2-х т. М.: Медицина, 2003. Т. 2.

5.        Парамонов Б.А., Порембский Я.О., Яблонский В.Г. Ожоги: Рук. для врачей. СПб.: Спецлит, 2000.

6.        Регистр лекарственных средств России. Энциклопедия лекарств. Вып. 9. М.: РЛС, 2003.

7.        De La Cruz-Ferrer, Meno-Yaga A., Benito-Ruiz J. et al. Our experience with a hydrocolloid dressings (comfeel) // Ann. Mediter. Burn.Club. 1991. Vol. 4, № 4. P. 238–242.

8.        Dekock M., Van Der Merwe A., Swarts C. A. A Comparative study of Povidone-Iodine and Silcer-Sulfadiazine in the topical treatment of burns: The 8th International Congress on Burn Injuries. New Delhi, 1990. P. 359.

9.        Eaglestein D. Experience with biosynthetic dressings // Amer. Acad. Dermatol. 1985. № 2, pt. 2. P. 434–440.

10.     Kaufman T., Alexander J. Topical oxygen treatment promoted healing and enchanced scar formation of experimental full-thickness burns // Beyond ocllusion: wound care proceedings, 1987. P. 61–66.

11.     Turner T. Hydrogels and hydrocolloids – an averview of the products and their properties // Advances in wound management. Chichester: Wiley, 1985. P. 89–95.

12.     Valero J., Comellas M., Alvarez A. Treatment of donor sites of skin grafts of partial thickness with hydrocolloid dressings // Ann. Mediter. Burn.Club. 1991. Vol. 4, № 4. P. 234–237.

13.     Zhang L., Li X., Wing C., Xie S. Application of the rhEGF on burn wounds // The 13th Congress of the International Society for Burn Injuries. Brazilia, 2006. P. S13.

14.     Yang J., Huang С., Chuang S., Chen C. A clinical experience of treating exfoliative wounds using nanocrystalline silver-containing dressings (Acticoat®) // Burns. 2007. Vol. 33, iss. 6. P. 793–797.

Лечение лучевых язв

Новые подходы в консервативном лечении глубоких поздних лучевых повреждений мягких тканей


Пасов В.В., Терехов О.В., Постнов Ю.Г., Ульянов А.А., Белая Н.С., Жариков А.А.

Учреждение Российской академии медицинских наук Медицинский радиологический научный центр РАМН, Обнинск


В работе представлен опыт лечения 76 больных поздними лучевыми язвами кожи, развившимися после проведения самостоятельной лучевой терапии или комбинированного лечения злокачественных новообразований различной локализации. Проведена оценка эффективности использования местного иммуномодулятора «Гепон» с последующим применением человеческого эпидермального фактора роста «Эбермин» по сравнению с традиционным лечением.


Ключевые слова: онкология, лучевая терапия, лучевые повреждения.


Лучевая терапия с успехом применяется при лечении злокачественных новообразований различной локализации. В большинстве случаев в зону облучения попадают расположенные в непосредственной близости здоровые органы и ткани. Улучшение дозиметрического контроля, использование новых методик облучения и современной аппаратуры, а также адекватная подготовка больных привели к снижению частоты развития местных лучевых повреждений. Однако в некоторых случаях необходимо применить суммарные очаговые дозы облучения, которые значительно превышают толерантность здоровых тканей к ионизирующему излучению или прибегнуть к повторному облучению, что, как правило, является основной причиной развития поздних лучевых повреждений. Следует отметить, что с повышением эффективности комбинированного лечения злокачественных новообразований, включающего лучевой компонент, увеличилась продолжительность жизни больных, в связи с чем стали чаще выявлять отдаленные местные лучевые повреждения.

Местные лучевые повреждения мягких тканей, развивающиеся после лучевой терапии злокачественных опухолей, обладают достаточно высокой толерантностью к лечению различными медикаментозными средствами. Лучевые повреждения покровных тканей являются непосредственным результатом облучения злокачественных новообразований (в суммарной очаговой дозе, превышающей 60 Гр) и проявляются в виде хронических дерматитов, с последующим прогрессированием патологических изменений в фиброз и в лучевую язву кожи (3, 5, 7).

Лучевые язвы, то есть длительно незаживающие дефекты мягких тканей, как правило, развиваются спустя 12 месяцев и более после окончания курса лучевой терапии. В патогенезе лучевых язв ведущую роль играет нарушение тканевой микроциркуляции и последующее развитие ишемического некроза облученных тканей. Нарушение репарационных процессов и выраженное хроническое воспаление являются главными причинами длительного отсутствия заживления язвенной поверхности. При этом период экссудации раневого процесса, в отличие от обычных язв, продолжается многие месяцы. Отторжение некротизированной ткани происходит очень медленно. Вторая фаза заживления лучевой язвы, заключающаяся в развитии грануляционной ткани с последующей эпителизацией дефекта, выражена слабо и может продолжаться годами (1-3, 5).

Характерными жалобами у больных поздними лучевыми язвами кожи являются выраженная боль и зуд в области патологического процесса, а также непереносимость многих медикаментозных средств вследствие развития аллергических реакций. Указанные симптомы, в первую очередь, обусловлены нарушением различных звеньев иммунной системы. В результате исследований было установлено, что патогенез таких проявлений связан с образованием кожных аутоантител и извращением иммунологических реакций (4, 6, 8).

Кроме того, особую роль играет характер бактериологической флоры, присутствующей в раневой поверхности язвы, и ее склонность к модификации в процессе лечения, что сопровождается повышением чувствительности к проводимой терапии (в первую очередь, к антибактериальной и иммунотерапии).

Микробная флора поздних лучевых язв представлена в виде различных комбинаций и ассоциаций, которые, как правило, мало чувствительны к большинству антибиотиков. Качественный (видовой) состав микрофлоры определяли по общепринятой методике. Количественные показатели микробной обсемененности тканей изучали при биопсии язвы, с последующим определением титра разведения микрофлоры и пересчетом на грамм ткани. Микрофлора лучевых язв до лечения в 67,5 % наблюдений была представлена моноинфекцией стафилококка или его различными ассоциациями.

Традиционное лечение лучевых язв кожи (I группа)

В представленной группе приведен анализ лечения 40 больных лучевыми язвами кожи в экссудативно-некротической фазе, которым применялась традиционная терапия. Длительность течения поздней лучевой язвы кожи на момент госпитализации в МРНЦ РАМН представлена в таблице 1. Нами был проведен анализ распределения больных в зависимости от площади раневой поверхности и локализации поздней лучевой язвы кожи (таблица 2).

В качестве местного медикаментозного пособия использовали противовоспалительные средства (5-10 % раствор димексида), 1 % раствор перекиси водорода в сочетании с различными абсорбирующими перевязочными материалами, антисептиками, протеолитическими ферментами, гидрофильными мазевыми повязками и мазями энзимного очищения. Антибиотики назначали с учетом чувствительности к ним микрофлоры язв. Кроме того, в комплексном лечении лучевых язв кожи широко использовали средства, улучшающие микроциркуляцию тканей и препараты, стимулирующие репарационные процессы (витамины, актовегин, дезагреганты и др.).

Во второй фазе раневого процесса предпочтение отдавалось мазевым средствам, направленным на стимуляцию репарационных процессов, т.е. стимуляцию развития грануляционной ткани (многокомпонентная эмульсия «Синтозон», мазь на основе димексида и др.).



Продолжительность лечения каждой фазы раневого процесса в среднем составляла 4-6 недель. Многолетний опыт нашего отделения показал, что в результате традиционной консервативной терапии полного заживления мягкотканного дефекта удается добиться только у пациентов с небольшой площадью лучевой язвы.

Если в течение проведения лечебных мероприятий у больных отмечалось очищение язвы от некротических масс и хорошее развитие грануляций, производилась островковая трансплантация кожи на гранулирующую поверхность (пластика по Дэвису) с последующим заживлением язвы. При неэффективности консервативного лечения (длительная I фаза, абортивное развитие грануляционной ткани и последующий склероз грануляций) с учетом общего состояния больных рассматривалась возможность хирургического лечения, заключавшегося в иссечении лучевой язвы в пределах здоровых тканей с одновременной пластикой дефекта. Применение такой тактики лечения принесло успех в 77 % наблюдений.


Схема традиционного лечения:

·         аппликации 5-10% раствора димексида 2 раза в день в течение 3-4 недель;

·         повязки с эмульсией «Синтозон» 1-2 раза в день в течение 4-6 недель;

·         островковая кожная пластика на грануляции лучевой язвы;

·         иссечение лучевой язвы с пластикой язвенного дефекта.


Низкая терапевтическая эффективность препаратов, имеющихся в арсенале современной медицины, явилась основанием для поиска новых методов лечения. В отделении хирургического и консервативного лечения лучевых повреждений МРНЦ РАМН проведено исследование эффективности мази «Эбермин», разработанной фирмой «Эбер Биотек С.А.», Центр генной инженерии и биотехнологии, Гавана, Куба (разрешено применение в России, регистрационный номер: П № 012569/01 от 01.10.2007 г.) в комплексе с иммуномодулятором «Гепон» у 36 больных поздними лучевыми язвами кожи различной локализации.

Лечение лучевых язв кожи (II группа)

Препарат «Эбермин» представляет собой мазь на гидрофильной основе для наружного применения, основным действующим веществом которой является рекомбинантный эпидермальный фактор роста человеческий (ЭФРч). В 100 г мази содержится 1 мг ЭФРч и 1 г сульфадиазина серебра, выполняющего антисептическую функцию, и 100 частей гидрофильной основы. Препарат «Гепон» является новым отечественным иммуномодулятором (производство фирмы «Иммафарма»), действие которого направлено на санирование инфицированных ран и повышение иммунореактивности. Данный препарат проходил клинические испытания в нашем отделении у больных с поздними лучевыми повреждениями различной локализации (2003-2006 гг.).

Большинство больных были направлены в отделение в поздние сроки после многочисленных консультаций онкологов и радиологов. В течение этого времени лечение было малоэффективным или неадекватным (таблица 3). По месту жительства в качестве лечебных мероприятий всем пациентам проводилось консервативное лечение с использованием различных антисептиков, мазей, протеолитических ферментов, сосудистых препаратов, антибактериальной и физиотерапии.



Во всех случаях отмечено отсутствие эффекта от лечебных мероприятий, которые проводились вне стен нашего Центра (без учета пациентов, которые вообще не лечились – 18 %). Кроме того, у части из них в течение или после окончания курса лечения зафиксировано увеличение язвы в размере.

В 18 случаях поздние лучевые язвы развились в результате комбинированного лечения рака молочной железы, в 12 – явились следствием лучевой терапии рака кожи, а в остальных наблюдениях сформировались после облучения мягкотканных злокачественных новообразований.

На момент госпитализации в отделение в 28 наблюдениях основной жалобой пациентов была лучевая язва. В остальных случаях преобладала клиника позднего лучевого фиброза мягких тканей с начальными явлениями изъявления. Среди клинических проявлений у наших пациентов преобладал болевой синдром. Интенсивность его непосредственно была связана с площадью, объемом лучевой язвы, повреждением подлежащих костных структур и наличием других местных лучевых повреждений (таблица 4).



На первом этапе лечения в течение 7-10 дней проводилось орошение язвы раствором препарата «Гепон». Последний перед использованием растворяли в 5 мл стерильного физиологического раствора. Орошение полученным 0,04 % раствором выполняли ежедневно 2 раза в сутки. На втором этапе, по мере развития грануляций, применяли 0,04 % мазь препарата «Гепон» и присоединяли мазь «Эбермин».

Препарат «Эбермин» назначали после очищения лучевой язвы и появления ярких грануляций. Перевязки выполняли ежедневно, 1 раз в день. Слой мази на раневую поверхность не превышал 1-2 мм и укрывался салфеткой, смоченной в физиологическом растворе. Продолжительность использования препарата «Эбермин» составляла 10-25 дней.

При оценке динамики заживления информативным оказалось изучение микрофлоры лучевых язв. До применения препарата «Гепон» в 67,5 % посевов выявлена моноинфекция с преимущественным преобладанием стафилококка, а у 16,3 % больных определялась ассоциация микрофлоры (Escherichia coli, грамоотрицательные микробы и Candida). После курса лечения препаратом «Гепон» в 18,9 % случаев отмечена стерильность повторных посевов раневого отделяемого либо определялись сапрофиты, характерные для нормальной кожи. По сравнению с исходным уровнем, 10 7-8 микробов на грамм ткани, к концу лечения обсемененность сократилась до 10 2-3 . То есть, положительный терапевтический эффект иммуномодулятора «Гепон» необходимо связывать с благоприятным действием на микрофлору, что способствует снижению воспалительного компонента и его негативных последствий (отек окружающих тканей, нарушение микроциркуляции и т.п.). Кроме того, важным аспектом действий данного препарата является его иммуномодулирующее действие, проявляющееся в активизации секреторного иммуноглобулина, снижении уровня противовоспалительных цитокинов, активизации альфа-интерферона, снижении адгезивной функции клеток и их апоптоза, а также и повышением резистентности организма к бактериальной флоре [2].

Эффективность лечебных мероприятий оценивалась клинически по состоянию раневой поверхности: уменьшение экссудации, скорости развития грануляций и скорости эпителизации язвы, исчисляемой по формуле Л.Н.Поповой:

C3=(S-St)/t×100,

где C3 – скорость заживления, S – площадь язвы (мм2) перед началом лечения, St – площадь язвы (мм2) в день измерения, t – время в сутках от начала лечения (таблица 5).



В результате проведенного исследования во II группе больных 50 % заживление язвы было достигнуто у 8 пациентов, у которых дефект тканей не превышал 1000 мм2. В 17 случаях с площадью язвы менее 500 мм2 удалось добиться полной эпителизации. У остальных 11 больных площадь заживления не превышала 30 % и ограничилась краевой или неравномерной эпителизацией, в связи с чем 7 из них было выполнено оперативное вмешательство с использованием различных методов пластики и полным заживлением тканого дефекта. В процессе применения препаратов «Эбермин» и «Гепон» побочных и аллергических реакций отмечено не было.

Таким образом, сочетание мази «Эбермин» с иммуномодулятором «Гепон» является эффективным медикаментозным методом лечения больных поздними лучевыми язвами покровных тканей, способствует быстрому снижению воспалительного процесса и ускорению репарационных процессов. Сравнительный анализ достоверно показал преимущество использования сочетания препаратов «Эбермин» и «Гепон» по сравнению с традиционным лечением.


Литература

1. Бардычев М.С. Лечение местных лучевых повреждений //Лечащий врач. 2003. № 5. С. 78-79.

2. Бардычев М.С. Лечение местных лучевых повреждений с помощью активатора местного иммуностатуса //Русский медицинский журнал. 2003. Т. 11, № 11 (183). С. 646-647.

3. Бардычев М.С., Цыб А.Ф. Местные лучевые повреждения и их лечение. М.: Медицина, 1985. 240 с.

4. Бардычев М.С., Ярилин А.А. Состояние иммунологических реакций у больных поздними лучевыми повреждениями кожи //Радиация и организм. Обнинск, 1975. С. 13-14.

5. Дубровская В.Ф. Патогенез радиоиндуцированных склерозов //Медицинская радиология. 1991. № 11. С. 53-57.

6. Кузьмина Е.Г., Андреев В.Г., Бардычев М.С. и др. Клинико-морфологические анализы ранних и отдаленных последствий действия радиации на численность и функциональное состояние клеток иммунной системы //Радиац. биол. И радиоэкология. 2001. № 5. С. 640-642.

7. Gottlober P., Krahn G., Korting H.C. et al. The treatment of cutaneous radiation-induced fibrosis with pentoxifylline and vitamin E. An empirical report //Strahlenther. Onkol. 1996. V. 172, N 1. P. 34-38.

8. Gottlober P., Steinert M., Bahren W. et al. Interferon-gamma in 5 patients with cutaneous radiation syndrome after radiation therapy //Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. 2001. V. 50, N 1. P. 159-166.



New approaches to the conservative treatment of late radiation soft tissues

Pasov V.V., Terekhov O.V., Postnov Yu.G., Ulyanov A.A., Belaya N.S., Zharikov A.A.

Institution of the Russian Academy of Medical Sciences Medical Radiological Research Center of the Russian Academy of Medical Sciences, Obninsk

In the study, results of treatment of 76 patients with late skin ulcer developed after radiation therapy for malignant neoplasms of various sites are presented. The effectiveness of the local immunomodulatory HERON used in combination with the human epidermal growth factor HEBERMIN and conventional treatment is compared.

Keywords: oncology, radiation therapy, radiation injuries.


Пасов В.В.* - зав. Отделением, д.м.н.; Терехов О.В. – ст. научн. сотр., к.м.н.; Постнов Ю.Г. – врач; Ульянов А.А. – научн. сотр.; Белая Н.С. – научн. сотр.; Жариков А.А. научн. сотр. МРНЦ РАМН.

*Контакты: 249036, Калужская обл., Обнинск, ул. Королева, 4. Тел.: (48439) 9-32-29; e-mail: pasov@mrrc.obninsk.ru.


Pasov V.V.* – Head of Department, D.Sc., Med.; Terekhov O.V. – Senior Researcher, Cand.Sc., med.; Postnov Yu.G. – Physician; Ulyanov A.A. – Research Assistant; Belaya N.S. - Research Assistant; Zharikov A.A. - Research Assistant. MRRC RAMS.

*Contacts: 4 Korolyov str., Obninsk, Kaluga region, Russia, 249036. Tel.: (48439) 9-32-29; e-mail: pasov@mrrc.obninsk.ru.



Радиация и риск. 2010. Том 19. № 2.


   






О производителе

Центр генной инженерии и биотехнологи, Республика Куба

Эбер Биотек офис.jpg



Центр генной инженерии и биотехнологии – лидер кубинской биотехнологии. Основан в 1986 году как ведущий институт биотехнологической промышленности Кубы.

В исследовательском центре проводится весь научный цикл от первоначальных исследований до производства и коммерциализации инновационных препаратов. Сегодня CIGB проводит исследования и экспериментальные испытания, разрабатывает интеллектуальную собственность и патенты, производит лекарства в больших масштабах для экспорта.

В центре работают 1600 сотрудников, ведутся более 50 научно-исследовательских проектов, связанных с человеческими и ветеринарными вакцинами, разработкой терапевтических молекул, систем диагностики, образования пептидов, производством моноклональных антител, биотехнологией растений и животных.

Портфель проектов охватывает более 70 изобретений по всему миру. Центр экспортирует свои продукты примерно в 50 стран.

Центр генной инженерии и биотехнологии - крупнейший экспортер товаров в стране. Индустрия биотехнологий ежегодно приносит кубинской экономике более 500 миллионов долларов США, при этом один только CIGB получил более 100 миллионов долларов от экспорта в прошлом году.

Несколько десятилетий назад Куба поставила перед собой цель стать биотехнологическим центром. В конце 1970-х годов страна отправила своих лучших ученых в Европу и США для обучения в ведущих исследовательских центрах в новой области биотехнологии. На ранних стадиях биотехнологии Кубы ведущим продуктом был Интерферон, а позже ученые начали производить биологические препараты, используя рекомбинантные методы, связанные с генной инженерией. В 1990 году CIGB разработал рекомбинантную вакцину против гепатита и практически устранил болезнь на Кубе.

В настоящее время Центр продолжает выпускать эффективные вакцины. Ниже приведены API (активные ингредиенты), изготовленные на объектах Центра генной инженерии и биотехнологии:

- Рекомбинантный поверхностный антиген гепатита В (rHBsAg).

    - Синтетический антиген полирибозил-рибитолфосфат для вакцины Haemophilus influenzae типа b.

    - Рекомбинантный интерферон μ 2b (rIFN μ2b).

    - Рекомбинантный γ-интерферон (rIFN).

    - Фактор передачи (FT).

    - Рекомбинантный эритропоэтин человека (rhEPO).

    - Рекомбинантный гранулоцитарный стимулирующий фактор колонии (rG-SCF).

    - Моноклональное антитело CB-Hep1 (CB-Hep1).

    - Растительное волокно HB-01.

    - Рекомбинантный белок p64k (rP64K).

    - Рекомбинантный эпидермальный фактор роста человека (rhEGF).

    rhEGF для парентерального применения.

Коммерческой компанией, которая владеет эксклюзивными правами на продукцию Центра, является Heber Biotec S.A. («Эбер Биотек»). Компания поддерживает коммерческие отношения с более чем 50 странами мира, в том числе с Россией.

Серьезное внимание Центр уделяет технологическому развитию. Специальный отдел имеет миссию по разработке биопродуктов с использованием методов генной инженерии и биотехнологии. Он также работает над постоянным совершенствованием продуктов, продаваемых Heber Biotec. Хорошая производственная практика (GMP) и хорошая лабораторная практика (GLP) обеспечивают высочайшее качество и безопасность разрабатываемых продуктов и технологий.

Центр имеет специализированные лаборатории по микробиологии, ферментации микроорганизмов, очистке биомолекул, разработке, аналитическим методам и экспериментальной установке для производства мелкомасштабных партий. Хорошо обученный персонал Центра состоит из ученых и технологов, обладающих опытом в различных аспектах современной биотехнологии, включая генетическую модификацию микроорганизмов, ферментацию бактерий и дрожжей, клеточные культуры высших организмов, очистку белков и других молекул.

Консультации

Консультации

    Ваше сообщение отправлено.

    ОТПРАВИТЬ СООБЩЕНИЕ